С Днем Победы!
Главная » ПСИХОЛОГИЯ » Я-высказывания в отношениях с ребёнком: информирование, требование или обвинение?

Я-высказывания в отношениях с ребёнком: информирование, требование или обвинение?

В одном из мамских сообществ, среди "продвинутых" мам развернулась дискуссия по поводу, описанных в частности у Ю.Б.Гиппенрейтер, "Я-высказываний" в ходе общения с ребёнком. Всегда ли и так уж они хороши?

Как всегда, черт прячется в мелочах, т.е. в нюансах.

Допустим, я жду дочек в ванной, чтобы почистить зубы. Они бесятся, играют, времени не замечают. В этой ситуации диалог может быть таким: "Девчонки, приходите уже! У меня "терпелка" заканчивается. Я раздражаюсь, потому что устала вас ждать. У меня своих дел полно. Еще пару минут жду и иду своими делами заниматься".
Я обозначаю свои границы: готовность ждать ограниченное время. Описываю связку: я раздражаюсь, когда долго жду и откладываю выполнение своих дел. Проговариваю свою эмоцию и потребность. Сообщаю просьбу: приходить сейчас, пока я еще могу.

Развёрнутая структура Я-высказывания такая:
эмоция + обозначение границ + потребность + просьба.

Иногда потребность в явном виде не обозначается. Но чтобы было кристально понятно, чего родитель хочет, её хорошо бы указывать. Например, потребность в тишине,чистоте и порядке, быстром выполнении каких-то дел. При этом надо понимать, что это именно потребность, причем данного конкретного родителя, а не объективная данность. И ребёнок, как и любой другой человек, идёт нам на встречу, выполняя просьбу и учитывая наши эмоции. А эмоции вообще-то принадлежат нам и мы несём за них ответственность, как и за своё состояние.

Сложности возникают, когда этого понимания нет. Вот тут-то и возникают нюансы.

Нюанс первый. Родитель говорит, что злится и требует подчиниться требованию. "Убери игрушки. Я уже начинаю злиться", "прекрати стучать по столу — я злюсь", "я завожусь, потому что ты меня не слушаешься". Родитель фактически не выражает свою эмоцию, а угрожает ею. Тем самым делает ребёнка за неё ответственным. Вместо просьбы учитывать эмоциональное состояние, родитель требует от ребёнка сделать то, что ему нужно. Требование подчинения (если мы не в армии, конечно) — это посягательство на границы другого человека. Исключение только, если мы хотим остановить вторжение в наши. Ребёнок же ничего не может здесь противопоставить давлению родителю.

Нюанс второй. Часто, когда в Я-высказывании есть "ты", даже если это только описание поведения, завуалировано обвинение. "Я злюсь, потому что ты раскидал здесь все вещи", "я в бешенстве, потому что ты меня не слушаешь", "я расстроена, потому что ты не поздоровался с бабушкой". Это обвинение, укол. И маленькому ребёнку с ним справиться сложно. Он как подотчетная мышь, которой вменяется дело, которое доставляет неудобство взрослому. Виновен, потому что расстроил, разозлил — в общем, не порадовал. И вот с этим ребенку нужно что-то делать. Обычно ребенок либо игнорирует такие замечания взрослого, либо виноватится, чувствует себя подавлено, прокручивая в голове мысль — "опять мной недовольны".

Такие Я-высказвания по сути являются манипуляциями и наносят урон отношениям. Ответственность за состояние родителя перекладывается на ребенка. Ребенок оказывается вынужден делать то, что хочет родитель (иначе хуже будет). И кроме того, родитель вторгается в личные границы ребенка.

Если же родитель называет свое чувство и свою блокированную потребность, при этом не подразумевает подчинения, а просит, то такое Я-высказывание является просто сообщением, информированием. "Зайка, я завожусь, потому что не могу пойти спать. Пойдём уже почистим тебе зубы", "я очень не люблю раскиданные вещи. Убери их, пожалуйста", "я расстраиваюсь, когда вижу грязь на новой одежде. Будь аккуратнее, пожалуйста".

Кроме того, полезно обозначить свои границы. Я могу сказать, например, своей дочке: "мы с тобой здесь уже 15 минут раздеваемся, я готова помочь тебе умыться еще 5 минут. После — иду по своим делам".
Или, допустим, по мне прыгают. Я говорю: "мне не нравится, я начинаю звереть, как кошка, которую тянут за хвост. Слезь!". Связка: "не тяните меня за хвост" — я рассвирепею и буду как бешеный кот. У меня есть больное место — не надо на него наступать.
Если я остаюсь в рамках защиты своих границ, а не влезаю и не начинаю продавливать чужие — требовать подчинения в угоду мне, то Я-высказывание будет обозначать границы и информировать об эмоциях.
Если же фраза, например, такая: "я разозлюсь, если ты не поступишь наконец так, как я хочу", т.е. не подчинишься мне — это угроза.

Конечно, возраст ребенка играет значение. В 3 года, или по ситуации, конечно, проще с ребенком просто сыграть в раздевание или побежать наперегонки в ванную, перевести все в возню, игру или шутку. Ребёнок не зрел и ожидать, что он войдёт в наше положение, не приходится. Но если мы остаёмся в хороших отношениях, не прессуем ребёнка требованиями, с пониманием и сочувствие. относимся к его эмоциям и желаниям, то со временем и он пойдёт нам на встречу.

Елена Доценко, детский психолог, гештальт-терапевт

#psy_lenado

 

Источник

Оставить комментарий