Morozko-shop
Главная » ПСИХОЛОГИЯ » Описание случая М. «…Сама она не в силах остановить своих страданий…»

Описание случая М. «…Сама она не в силах остановить своих страданий…»

Марго симпатичная ухоженная молодая женщина 32-х лет. Замужем. Ребенок дошкольного возраста, с некоторыми проблемами со здоровьем  на тот момент.

Пришла с болью  по недавно умершему отцу, в тоске по ушедшему близкому… Обратилась ко мне по совету подруги.

При знакомстве создает впечатление хорошо воспитанной, интеллектуальной, интеллигентной  женщины.

Со слов клиентки, она не может остановить свой нескончаемый поток слез, который обрушивает на всех своих знакомых в процессе общения, при любом разговоре, на какую бы тему он не проходил. Сама она не в силах остановить своих страданий, но чувствует, что не может говорить ни о чем другом.

В начале терапии необходимо выстроить безопасные доверительные терапевтические отношения.

На первых же сессиях проясняется, что отец играл значимую роль в ее жизни: выслушивал и поддерживал во всех горестях, давал ощущение надежности и стабильности. Даже когда был лежачим больным, являлся «проводником» и катализатором в общении между Марго и ее ближайшим окружением: матерью, своим мужем, братом, да и со всем внешним миром. Вскоре у меня складывается впечатление, что клиентка идеализирует его образ. Из её рассказа, это был сильный, очень выдержанный, альтруистичный, склонный к самопожертвованию, заботливый человек. Он ставил потребности родных и друзей превыше своих. Человек, к которому М прислушивалась, уважала и восхищалась. Не оставляло ни тени сомнения, каким человеком нужно быть, являлся «истинной и последней инстанцией, в жизни для М». И невозможно, что его нет.

На долю же матери, в восприятии Марго, выпало быть «плохой» − инфантильной, безалаберной, невнимательной и имеющей свои эгоистичные желания, не умеющей проявить необходимую заботу.

Окружающий мир в её внутреннем восприятии представлен как холодное, жестокое место, в котором больше не от кого ждать любви и поддержки. Даже от близкого человека – мужа, который склонен «эмоционально закрываться» (а от его «не принимающих» родителей − и подавно).

Клиентка нуждается в поддерживающем стабильном объекте, на данном этапе терапии поддерживаю ее позитивный родительский перенос.

М испытывает много унижения во время взаимодействия с «равнодушными и надменными» администраторами и специалистами в детских садах, в которые энергично устраивает своего ребенка. Марго чаще всего «приносит» на встречи «детскую проблематику» и жалобы на мать. Периодически упоминает отца, но продолжать рассказ и развивать тему, связанную с папой отказывается. Ругает себя за слезы, говорит, что плача ей становится еще хуже. «Мне еще домой ехать, а я вся разбита…» — Этот процесс из раза в раз блокирует контакт и останавливает развитие процесса горевания.

На нескольких встречах обращаю внимание М на то, что любая тема прерывается воспоминаниями об отце, и кажется, что эта самая волнующая ее тема не раскрывается в нашем совместном пространстве закономерно. В этом месте терапии М особенно уязвима, т.к. место сопротивления становится видимым для нее и приближает к событию, которое пока невозможно пережить.

Важно поддержать страх прикосновения к травматическому опыту, выразив сопереживание клиенту и к протекающему процессу.

Не обвиняющая и не стыдящая терапевтическая позиция, уважение к способу проживания  и встречей с болью в темпе, в котором нуждается клиент, имея столько времени, сколько может понадобиться, способствует принятию клиентки самой себя, что бы двигаться в своем собственном ритме от травмирующего события к исцелению.

Сообщаю М, что буду рядом и не нужно никуда торопиться. Можно просто плакать о нем.  Когда она почувствует возможность говорить, то будет говорить, и я буду слушать.

Принимающая терапевтическая позиция, поддержание говорения, называние своих переживаний рядом с М развивают между нами более близкие доверительные отношения. Постепенно, на каждой встрече, Маргарита рассказывает все больше о папе.

Хочу продемонстрировать одну из сессий, которая стала поворотной в терапии Марго:

В сессии я работаю с симптомами телесной диссоциации, в  процессе сессии происходят  первые шаги к осознаванию и признанию факта смерти близкого человека и психологическое отделение от ушедшего отца. Появляется доступ к блокируемым переживаниям и возможность без аффекта встречаться с ними. А так же запускается возможность двигаться в сторону проживания и завершения процесса утраты близкого человека.

К (выражая недовольство): Мне очень сложно общаться с мамой. Я не могу ей доверить ребенка. Она не чистоплотна. Она может что-то «ляпнуть» обо мне, что-то личное при незнакомых людях. И для неё это нормально. Я не могу с ней…

(плачет)

Т: о чем ты плачешь?

К (плача): вспомнила папу… прерывает актуальный контакт привычным способом. Обращаясь к спасительному образу умершего отца, способного укрыть от любых жизненных невзгод. Оказываясь в тупике из-за невозможности двигаться ни в одну тему возникновением сильных чувств.

Т: тебе его не хватает. Поддерживаю переживания клиентки, присоединяясь к ее интенции.

К: да…

Замечаю нарастание соматических симптомов: начинает прерывисто дышать, её взгляд становится блуждающим, речь становится медленной и вялой (как будто сильно расслабились мышцы артикул. аппарата, кружится голова) Т: что с тобой сейчас происходит?

К: у меня кружится голова, я как будто не здесь.

Проверяю способность к контакту с реальностью Т: ты меня слышишь?

К: да

отвечает замедленно

Т: посмотри на меня.

К: я не могу (смотрит блуждающим взглядом). Замечаю у Марго признаки телесной диссоциации. Продолжаю работу с помощью директивных интервенций.

Т: Почувствуй свои ноги. Они стоят на полу. Ощущаешь ли ты контакт с полом? Почувствуй свое тело. Обрати внимание на свои руки и почувствуй их – ты опираешься ими о диван.

К: не знаю. Не на что опереться спиной

(Придвигаюсь ближе).

Т: можешь облокотиться на мои ладони, кладу руки на спину. (Предоставляю свои ресурсы в качестве опоры, работаю на возвращение клиентки в тело, заземляю ее).

К: да

Т: я положила ей руку в область между лопатками. Чувствуешь ли ты её?

К: да

Т: я не замечаю твоего дыхания. Можешь ли ты дышать?

К: тяжело дышать (Кладу вторую руку ей на верхнюю часть грудной клетки. Применяю технику «усиления и ослабления дыхания руками»).

Дыхание Марго углубляется (помогая ей дышать, постепенно и синхронно ослабляю соприкосновение своей руки на выдохе Марго в области грудной клетки, давая пространство для более свободного выдоха, первоначально давлю другой рукой в область спины). Постепенно дыхание нормализуется.

Т: ты дышишь, твои руки пришли в движение (она положила руки на колени). Сейчас я уберу свои руки.

Т: обрати внимание, что с тобой сейчас. Твои ступни стоят на полу. Ты сидишь на диване.

(Замечаю по изменению взгляда Марго, что сейчас она видит меня).

К: да

Отхожу и сажусь напротив.

Т: можешь смотреть на меня?

К: (смотрит)

Т: Хорошо. Ты смотришь на меня. Дышишь.

Т: что ты замечаешь сейчас в своем теле?

К: у меня ватные колени. Плохо чувствую свои ноги.

Т: твои ладони лежат на бедрах. Ощущаешь ли ты тепло или холод?

К: (начинает ощупывать свои бедра). Да, ладони теплые.

Т: твои ладони теплые. Это приятное ощущение?

К: да

Т: ты прислоняешься к спинке кресла. Что ты ощущаешь при этом?

К: мне удобно. Спине мягко. Только чувствую боль под лопаткой.

Т: хорошо, что ты замечаешь её в теле. (К клиентке постепенно возвращается телесная чувствительность).

К: кажется, шея затекла. (Слегка покачивает шеей).

Т: Мне приятно, что сейчас ты смотришь на меня. (Возвращаю Марго на уровень социального взаимодействия "Клиент-терапевт").

К: Мне стало легче. (пауза) Я очень испугалась. Спасибо тебе!

Т: я рада. Как ты сейчас себя чувствуешь? Нужно ли тебе ещё время? Не спеши. (пауза)

К: да я в порядке. Мне гораздо лучше сейчас. Я понимаю теперь, что мне очень страшно говорить про папу в прошедшем времени, я не отпускаю его. Он обещал, что он всегда будет со мной и в сложную минуту. (Плачет). По ощущениям, плач теплый "невротический". (Даю клиентке время, необходимое для протекания реакции разрядки и завершения).

Т: слышу, что тебе грустно. Я рядом.

К: (голос звучит сильнее) Мне обидно. (Плачет).

Т: тебе обидно.

К: Болит голова, от слез, а наше время заканчивается, а теперь мне нужно идти к детям, я такая вся расклеенная.

Т: Слышу, как тебе непросто. У нас есть еще несколько минут.

К: Хорошо (вздыхает, пауза, улыбается)

Т: Как ты себя чувствуешь?

К: Лучше. Спасибо. Надо собрать себя. Уже думаю, куда поедем с детьми…

Теперь М не избегала разговоров об отце, более того, в каждой сессии она знакомила меня с ним описывала его внешность, приносила фотографии, рассказывала о том, как относились к нему другие люди, она сама, как им вместе было хорошо. Мне оставалось только замечать и делиться тем, как тепло и трогательно она выглядит, когда говорит об отце, как она привязана к папе, и как здорово иметь в жизни такой пример, как ее отец  и такого человека рядом. Она может гордиться им и тем, что у них есть схожие черты. А когда она говорит о своем папе, она энергичная и жизнерадостная.

После «знакомства» с папой и особенностями их отношений с Марго, были пересмотрены некоторые отцовские послания-интроекты, с которыми было сложно и жить и расстаться. Потому, что дороги, как память; потому, что заветы папы нельзя предать.

Впоследствии были осознанны и проявлены обида и злость на отца, прерываемые раньше стыдом и виной, за то, что бросил, оставил одну, говорил, что будет всегда рядом.

Марго смогла поверить и присвоить себе свою силу, о которой ей всегда говорил отец.

Далее в терапии мы продолжали искать опоры для жизненной ситуации Марго:

— внутренние: укоренение в собственном теле, связь со своим дыханием, зоны телесного благополучия, как ресурс;

— внешние: терапевтические отношения как фон, позволяющий пережить панику, выстраивание надежных принадлежностей вне терапии, поиск поддержки в контекстах и сетях отношений, дающих возможность прочно укорениться.

Появилась возможность работать с телесными переживаниями клиентки. Стало традиционным в начале сессии обращаться к своему телу, описанию ощущений, замечая изменения.

После того, как клиентке удалось расширить объем ближайших доступных ресурсов, фокус работы сместился в сторону исследования способов построения отношений…

В процессе работы Марго училась снижать свой контроль и делить свою ответственность за детей, доверять своим близким, разговаривать с мужем о своих переживаниях и привлекать его к семейным делам.

Улучшились и отношения с матерью. Марго разрешила себе сердиться на маму и не чувствовать токсическую вину за это. Смогла разглядеть в ней не только слабости, но и источник поддержки – возможность положиться на нее.

Частью дальнейшей работы стал поиск методов самопомощи М т.к. клиентка опасалась повторов соматических проявлений вне терапии. В процессе работы были обнаружены и телесно прожиты ресурсные, поддерживающие для Марго образы.

Позднее, развитие чувствительности М. позволило ей описывать не только болезненные ощущения, но находить и осваивать приятные, ресурсные зоны в теле. Это помогало регулировать ее внутреннее состояние, опираться на позитивный опыт телесного проживания, справляться с напряжением в трудные, тревожные моменты жизни (годовщина смерти отца, подготовка к ней).

Были найдены источники внешних ресурсов (удовольствие от творчества, рукоделия, чтения, рисования, выделение времени и средств для ухода за телом и т.п.).

На заключительной сессии М. прочитала стихотворение о своем отце собственного сочинения:

Взорвала тебя осень

Опалой листвой.

На кого ты нас бросил

Этой грустной порой?

 

Золотятся берёзы.

Плачет, хмурится день.

Скоро тронут морозы

Камня черную тень

 

Ветер кожу пронзает

Застывает слеза…

Всем тебя не хватает..

Не вернуть все назад

 

А через год было еще стихотворение:

 

Золотые звезды клёна

Мне опять несут печаль.

Золотые звезды клёна

Мне опять твердят: «прощай»!

 

Ветер листьями играет

Дождь уныло моросит.

Всё сейчас напоминает

Дни когда ты уходил.

 

Жизнь стремительно летела:

Много взлётов и побед,

Много мысли, много дела –

Ты оставил гордый след.

 

Ты всегда был честный, мудрый,

Знал как быть, давал совет.

Если выбор стоял трудный-

Находил для всех ответ.

 

Не хватает, не хватает..

Каждый день зову тебя…

Время память не стирает,

Боль утраты лишь копя.

 

Золотые звёзды клёна

Мне опять несут печаль.

Золотые звёзды клёна

Мне опять твердят: «прощай»!

 

На сегодняшний момент мы закончили терапию. Чувствую удовлетворение от проделанной работы с М, а от ее слов на заключительной сессии — радостно. Марго выглядела спокойной, уверенной и полной сил. Встреча была естественной и теплой.

М: Спасибо! Сейчас я хочу попробовать жить сама. Чувствую в себе силы жить и справляться с трудностями. Но хочу оставить себе возможность обратиться к тебе, если будет нужно.

*Опубликовано с разрешения клиентки.

Источник

Оставить комментарий