Главная » ПСИХОЛОГИЯ » Прививка от зла

Прививка от зла

Иногда психотерапию представляют как тяжёлое дело, связанное только с болью. По-видимому, это устойчивое представление пошло от Зигмунда Фрейда, который в памяти потомков предстаёт суровым человеком с неизменной трубкой в руке. А действительно ли психотерапия настолько тяжела и травматична?

На мой взгляд психотерапия, как сама жизнь, может быть очень разной. И серьёзной, и не очень, и сложной, и простой. И нет никаких преград для думающего психотерапевта выстроить свою собственную психотерапию в уникальном индивидуальном ключе, подходящем для данного конкретного человека. Такую психотерапию, которая бы не только поддерживала страдающего человека, но и побуждала его к поиску новых способов преодоления житейских трудностей.

Поведаю сегодня историю о том, как происходит этот непростой поиск в процессе психотерапевтической работы.

Ко мне обратилась женщина (назовём её Еленой), испытывающая серьёзные трудности в общении с коллегами по работе. Вот как она попыталась объяснить мне суть происходящих очень неприятных для неё событий.

— Вы смотрели фильм «Чучело»? О девочке, которую травили одноклассники? Так вот, внезапно я почувствовала себя такой вот девочкой в коллективе, в котором тружусь не один год. В один прекрасный день при начале нового проекта я стала замечать совершенно непонятные манёвры своих коллег по работе. Я вдруг оказалась в изоляции в родном коллективе, словно и не было за плечами опыта предыдущей совместной нормальной работы. Мало того, мои замечательные коллеги стали как бы невзначай «вставлять мне палки в колёса». То мой стол кто-то из коллег «случайно» займёт, то все соберутся в сторонке и начинают что-то оживлённо обсуждать, поглядывая в мою сторону. И атмосфера какого-то тайного недоброжелательства с каждым днём всё больше сгущается вокруг меня. Я бы ушла, но сейчас никак не могу в связи с пенсионными делами. Я в полной растерянности и замешательстве. Ночами не сплю, всё думаю, думаю.

— А что у вас в душе, кроме растерянности?— спрашиваю.

— Горечь, обида. Ведь мы давно работаем вместе и не один пуд соли съели. И вдруг такое. За что? Почему? Хотя я догадываюсь, кто всё это затеял, но в прямой конфликт вступать не хочу. Всё равно проиграю.

Проблема внутригруппового соперничества, с которой столкнулась Елена, отнюдь не нова. Вся наша жизнь по сути это своеобразный коктейль из помеси добра со злом в разных пропорциях. И зло выступает на первый план именно в тех случаях, когда явно сталкиваются чьи-то интересы. И даже в таких организациях, в которых работают солидные и ответственные люди, призванные казалось бы творить добро.

Елена, как добросовестный и порядочный человек, в глубине души почему-то считала, что так быть не должно, и потому глубоко и отчаянно страдала. Поэтому поначалу мы поработали с Еленой над этим вопросом. Например, она считала, что в основе человеческих отношений должны царить взаимное уважение и взаимопонимание, исключающие какое-либо недоброжелательство, а тем более агрессию. Она даже и помыслить не могла, что её «кодекс чести» в этой истории сыграл с нею злую шутку. Ведь именно её миролюбие и глубокая порядочность и сделали её мишенью для агрессивных атак коллег.

Так уж устроена наша жизнь, что неизбежность соперничества заложена в самой природе человека. Более того, основатель классического психоанализа Зигмунд Фрейд считал, что соперничество является основополагающим принципом нашего существования. С точки зрения Фрейда люди — вовсе не жаждущие любви и понимания существа, а как раз наоборот, их отличительным и необходимым качеством являются агрессивные инстинкты. Так что во все времена агрессивные импульсы внутригруппового соперничества не раз и не два портили самые лучшие взаимоотношения в самых дружных коллективах.

Печально то, что неизбежность соперничества предполагает победителя и побеждённого, агрессора и жертву. И Елена, по-видимому, оказалась такой вот жертвой в хитросплетениях кем-то сплетённой интриги. Возможно, показательная травля Елены была кем-то заказана и кому-то выгодна.

Чувствуя свою уязвимость и беспомощность, испытывая колоссальный стресс в обстановке группового прессинга, Елена оказалась в ситуации, когда её иммунитет мог попросту сломаться. Так что вторым пунктом в терапии Елены необходимо было срочно найти спасительную для неё стратегию противостояния в конфликтной ситуации. Чтобы серьёзно не заболеть и не свалиться с инфарктом или инсультом.

И мы стали искать.

Естественно, для Елены, как человека миролюбивого, совершенно не годились способы, связанные с каким-либо насилием. Но вдруг она припомнила, что стоило ей на какую-то ситуацию взглянуть со «смешного» ракурса, как вся горечь от переживания безысходности исчезала. Вот и теперь во всех выходках своих коллег она стала искать какие-то смешные и абсурдные моменты. Кто-то занял её стол, а она представляла, что весь её родной коллектив сидит на этом столе и болтает ногами. А стол-то маленький, не выдержал да и обвалился. И коллеги рухнули под стол и набили синяки и шишки. Фантазия помогла ей изменить своё отношение к ситуации, и она перестала ощущать себя загнанной в угол жертвой.

  • Мой спасительный юмор, — говорит Елена, — подобно разряду молнии разрядил гнетущую атмосферу. Только что всё небо было в тяжёлых тучах, эти тучи закрывали солнце, всё вокруг было мрачно и тоскливо, всё притихло и прижалось к земле. И вдруг всю толщу туч пронзила ярчайшая молния и раздались раскаты грома. Пролился благодатный ливень, и стало легче дышать. Жизнь прекрасна, несмотря ни на что!

И напоследок этой истории хочется заметить, что психотерапия, как никакая другая наука, позволяет человеку не просто выстоять в житейских трудностях и невзгодах, но и обрести свою жизненную стойкость и мудрость. Ведь Елена в этой истории выстояла, подтвердив завет великого Ганди: «Они не способны отнять наше самоуважение, если мы не отдадим его сами».

 

Источник

Оставить комментарий