Morozko-shop
Главная » ПСИХОЛОГИЯ » Самопрограммирование.

Самопрограммирование.

Надежда пришла на приём в подавленном состоянии. Около года перед обращением за помощью прошли в бесконечных походах по врачам и физических страданиях.

В течение двух лет на неё сыпались неприятности одна страшней другой. То кошелёк украдут, то палец дверью прищемит, то машина собьёт, то кирпич на голову упадёт. После последней травмы пришлось пить гормоны.

Некогда здоровая цветущая привлекательная женщина превратилась в вялую амёбу с частыми головокружениями, слабостью и плохой памятью. Большую часть времени она сидела. Ни готовить, ни убираться не было сил.

Она была педагогом, но с работы пришлось уйти, речь перестала стройно журчать, самые простые слова забывались в самый неподходящий момент.

И с мужем она решила расстаться. Он ещё молод, найдёт себе нормальную здоровую женщину. Он был ей хорошим, заботливым мужем. Зачем ему смотреть на то, как она превращается в инвалида?

Ещё ухаживать придётся. Пусть поживёт ещё. Он ведь заслужил.

Да и не виноват он в том, что она в инвалида превращается.

Это её проблема. И лучше, если она останется с ней одна, никого не напрягая.

Вот поэтому она и пришла на приём. Разрешить свои сомнения. Увериться в правильности принятого решения.

Она ещё много всего говорила и вдруг заплакала.

Чувствовалось, что женщина давно ни с кем не говорила об этом. И тут уж мне осталось только дать ей выговориться.

Надежда рассказывала о своём детстве. О том, как ругали её родители. Ни в чём не поддерживали. Как она маленькая очень любила танцевать. Но у неё был младший брат. Надя любила брата, но родители заставляли Надю с ним возиться.

А она не хотела. Хотела играть с подружками и танцевать. А нужно было забирать Мишу из садика, гулять с ним.

Она шла гулять с подружками, а брат плёлся позади. Иногда ей было стыдно. Иногда брат её жутко раздражал. Она была должна, потому что старшая.

В детстве они много дрались. Она уже и не помнила почему.

А потом Мишенька заболел. И папе пришлось уехать с братом в столицу.

Папа перепробовал всё возможное: врачей, целителей, экстрасенсов…

Даже ездил за границу. Но ничего не помогло.

И всё-таки он умер. Её маленький младший брат.

А в последнюю их встречу в больнице, отец ругал Надю, а она не стала сдерживаться и резко что-то отвечала.

И это был последний раз, когда брат видел сестру…

И это мучило её всю жизнь.

Вот тогда она и решила, что ей незачем жить. Брата всё же она очень любила и жалела о том, что почти его не знала. Что он так и не вырос.

Что не с кем поделиться своими радостями и бедами. Что её дети никогда не видели дядю.

Каждый её приезд к родителям сопровождался разговорами о Мишеньке. В малейших подробностях. Упрёки, что она не едет на кладбище. А она жутко боялась этого кладбища. Боялась воспоминаний.

Её обвиняли, вспоминали, как она «обижала» брата. А у неё не было сил оправдываться.

Она жила, растила детей, но эта боль, запрятанная глубоко не покидала её никогда. Эта боль и запустила программу самоуничтожения.

Мы работали с утратой. С принятием. С прощением. С чувством вины…

Надя выжила. И даже выздоровела. Разводиться не пришлось.

 

 

 

Источник

Оставить комментарий