Morozko-shop
Главная » ПСИХОЛОГИЯ » Война без победителей

Война без победителей

                Каждый раз, когда я затрагиваю в своих статьях вопрос возраста, обязательно сталкиваюсь с агрессией, направленной в мой адрес. В статье «Лето уходит. Время уходит…» я написал о том, что всегда есть время успеть наполниться яркими эмоциями и приятными впечатлениями – так, чтобы, подойдя к окончанию отведенного нам срока, мы чувствовали бы, что не зря прожили эту жизнь. Казалось бы, что плохого в этом посыле? Один из отликов (который я удалил – мне показалось, что это уж чересчур) был примерно такой: «…не злорадствуйте, если переживете тех, кому сейчас уже много лет…»

                Да, я понимаю, что это, в общем-то, ожидаемая реакция от представителя старшего – по отношению к моему – поколения. Да, уважаемые коллеги, я, конечно же, понимаю, что это перенос. Что за текстом статьи человек видел не меня, а кого-то из своего жизненного опыта. Я понимаю.

                Но не оставляю надежд на людское здравомыслие.

                Младшие называют старших то «родоками», то «предками» (если речь о родителях), то «пенсами» или даже «совдеповскими». Старшие младших – «щеглами», «сопляками», «оболтусами» и другими такими же «приятными» прозвищами.

                Конечно же, я понимаю, что тема болезненная, наполненная взаимными обидами, упреками и обвинениями. Но, на мой взгляд, накопленные обиды не являются уважительной причиной для бездумного аффективного отреагирования.

                В своей жизни я сталкивался с неподобающим поведением, в том числе направленным в мой адрес, от представителей разных возрастных групп: как более молодых, так и более взрослых. Будучи подростком, иногда я испытывал шок от некоторых контактов со взрослыми людьми – родители всегда говорили мне, что старших нужно уважать, что они мудрей. Поэтому я испытывал искреннее недоумение (мягко говоря), когда, например, на меня натравливал собаку взрослый человек в тот момент, когда я просто проходил мимо него с сумкой, наполненной продуктами. И так же я недоумевал, видя его удовлетворение от моего испуга, когда он в последний момент натягивал поводок, останавливая пса в сантиметрах от меня.

                Равно как и доводилось сталкиваться с проявлениями невероятной подростковой жестокости, описывать которую совершенно не хочу, и в результате которой ее жертвы превращались в запуганных и затравленных людей с искалеченной на всю жизнь психикой – таких, что невозможно было смотреть без содрогания.

                Или избиения молодежью стариков.

                Я могу вспомнить много подобных случаев и историй, в том числе очевидцем которых я был. Но я не вижу причин говорить, например: «Все старики – ..!» Или, соответственно: «Вся молодежь – ..!» Хотя, признаю, такой соблазн иногда появляется. Но ведь на него же вполне можно не вестись.

                И у меня возникает вопрос.

                ЗАЧЕМ?

                Зачем все это раздувать и усиливать? Разве это хорошо – такое положение вещей? Да, в психологии нет таких понятий, как «хорошо» и «плохо», но для простого общения – без научных изысков – оно иногда вполне подходит. Как, например, по моему мнению, для данного случая.

                Иногда люди аппелируют к утверждению «младшие должны уважать старших». Но правда ли это? В самом ли деле старшинство является незыблимым основанием для получения внимательного отношения и почтения? Неужели все взрослые всегда и во всем «правы и молодцы»?

                Должен ли ребенок уважать взрослого, который все спорные моменты решает фразой «Я старше, значит, умней! Помолчи»? Должен ли ребенок относиться с почтением к соседке тете Маше, которая с презрением смотрит на него при каждой встрече, так как он – «сын этих вшивых интеллигентов из пятнадцатой»? Должен ли ребенок принимать как должное тот факт, что родители бьют его каждый раз, когда напьются?

                Хочу поделиться своим взглядом на поднятый данной статьей вопрос. Конечно же, взрослый человек имеет достаточно большой опыт. Как минимум, у него за плечами несколько пережитых возрастных кризисов; то есть даже если он, например, совсем мало что понимает в «делах житейских», то все равно – он уже много о чем размышлял, многое переосмыслял. Это вызывает уважение. По крайней мере, у меня. Также, поскольку в большинстве случаев для того, чтобы жить, нужно прикладывать усилия, развивать навыки и умения, то взрослый человек уже много что умеет. И для этого в свое время он старался: учился, работал. Да и в настоящее время, как правило, работает (необязательно «на работе»; может, заботится о внуках, например). И это тоже вызывает у меня уважение. Да, бывают исключения. Но, повторюсь, в большинстве случаев, на мой взгляд, справедливо описанное утверждение.

                Я думаю, что возраст не является самым значимым критерием для уважения. Лишь одним из. Безусловно, он играет важную роль, но всегда может быть перечеркнут и потерять свое значение.

                На самом деле, я в некоторой степени понимаю тех, кому сейчас уже, например, за шестьдесят. Как-то раз я видел реакцию пожилого человека на фразу «Да ты же еще молодой!», сказанную его ровесником в порыве поддержать его активную, деятельную позицию.

                Чистая злость, с которой было очень трудно справиться. И это закономерно.

                Почему закономерно?

                Давайте попробуем отойти от эмоционального отреагирования на поднятую тему и заглянуть чуть глубже, чтобы понять, откуда, вообще, взялась вся эта «межпоколенческая котовасия».

                Предыдущие поколения воспитывались в беспрекословном подчинении старшим. И на то были объективные предпосылки: столетия назад старшие владели знаниями, которые помогали общине выжить, не погибнуть в непростых условиях.

                Поэтому, в общем-то, не секрет, что каждый ребенок мечтал скорей вырасти, чтобы перестать быть объектом насмешек, снисходительного отношения, а иногда и откровенной злости с агрессией. Стать самостоятельным, способным дать отпор. И поэтому-то у многих людей из старшего поколения глубоко в подсознании сидит твердое убеждение, что быть молодым означает принадлежать к числу бесправных и унижаемых.

                Знаете, что такое инфантицид? Если нет, то подробно можно прочитать, например, в той же «Википедии». Вкратце это узаконенное детоубийство. В древних культурах это считалось вполне себе нормальным явлением. Детей не считали за полноценных людей.

                Я здесь сделаю акцент, чтобы данная мысль лучше проникла в сознание.

                ДЕТЕЙ МОЖНО БЫЛО УБИВАТЬ. ВЕДЬ ОНИ НЕ СЧИТАЛИСЬ ПОЛНОЦЕННЫМИ ЛЮДЬМИ.

                Но, может быть, это было слишком давно и не имеет никакого влияния не сегодняшний день? Давайте посмотрим, что было еще чуть более ста лет назад – это не такой уж большой срок для существенной корректировки системы ценностей, переходящей из поколения в поколение.

                В большинстве семей (большинство составляли отнюдь не князья и дворяне, и не городские жители) детей рожали, как известно, много. Иногда человек по десять и больше. Родители абсолютно точно знали, что далеко не все доживут до совершеннолетия. Хорошо, если половина.

                Давайте попробуем предположить, какими могли быть отношения в семьях в то время. Вероятно, взрослые старались сильно не привязываться к маленьким детям – по крайней мере, думаю, до первой потери. Так как это слишком больно – терять того, кто очень дорог. Да и времени особо не было на выражение взаимной любви и нежности. Нужно было заниматься делами.

                В суровых условиях во главу угла ставится вопрос выживания. Чем может помочь в выживании маленький ребенок? Ничем. Он только мешает. Отнимает время и другие важные ресурсы. Надежда только на то, что подрастет и начнет помогать. Это если доживет. Если не отравится кислым молоком и не «изойдет на понос» (цитата живого очевидца старых времен), если не заблудится в лесу, если не застудится в холода и так далее.

                Соответственно, какое могло быть отношение? 

                Времена были суровые… Но они прошли. Мир изменился. Обстоятельства изменились.

                Детей меньше, их смертность меньше. У людей больше времени. Ребенка уже невозможно так просто взять и лишить жизни или довести до гибели. Либо успеют раньше и отберут. Либо не успеют – тогда посадят.

                Все совсем по-другому. Но изменились ли в головах людей стереотипы, передаваемые тысячами лет? Исчезло ли вот это ожидание: «Надо продержаться, стать взрослым и отыграться на подрастающих»?

                Мне кажется, что вопрос, скорее, риторический. На мой взгляд, в настоящее время существуют вполне очевидные предпосылки для сохранения напряжения между поколениями.

                Как известно, ссору первым прекращает более разумный. Если обратиться к разногласиям с самыми младшими представителями, то надеяться на проявление взвешенности и разумности от детей, которых от переизбытка эмоций кидает из одной крайности в другую, на мой взгляд, несколько самонадеянно. Так, может, имеет смысл остановиться первыми тем, кто старше и мудрей?

                Сколько есть примеров, когда ребенок, воспитывающийся в неблагополучной семье, вырастал здоровым, полноценным членом нашего общества благодаря тому, что мог опираться на какого-то другого взрослого – не родителя – который давал ему поддержку и адекватное видение мира!

                Так зачем же поддерживать эту демонизацию тех, кто не попадает в нашу возрастную категорию? На кого ориентироваться подросткам, которые не видят еще толком этот мир вследствие не только сравнительно небольшого жизненного опыта, но и из-за бушующей гормональной бури в совокупности с зашкаливающими переживаниями?

                На кого им опираться в сегодняшнем мире непостоянства, хаоса и нестабильности, если они будут видеть эти «межпоколенческие войны»? Если они не будут видеть со стороны взрослых желание и способность слышать их и понимать?

                Если мы – представители старших поколений показываем тем, кто идет нам на смену, нашу неготовность, наше неумение слышать друга друга, договариваться друг с другом, так чего же мы можем ждать от них?

Записаться ко мне на консультацию Вы можете по телефону 902-867-18-14 либо вот здесь.

Источник

Оставить комментарий