Morozko-shop
Главная » ПСИХОЛОГИЯ » «Узурпатор» в психотерапевтической группе

«Узурпатор» в психотерапевтической группе

Настоящей напастью для многих групповых психотерапевтов может стать заматерелый узурпатор – участник, который испытывает постоянную потребность болтать. Если такой участник замолчит, то тут же начнет испытывать тревогу. Когда кто-то из других участников отбирает у него пальму первенства в разговоре, он тут же находит миллион способов вмешаться, игнорируя все правила приличия, при малейшей паузе бросается говорить, отвечает на каждое групповое высказывание, не переставая комментировать  то, что говорят другие члены группы.  Особенно тяжело выносить участникам группы навязчивые, с бесконечными подробностями описания разговоров узурпатора с другими людьми, или пересказ содержания кинофильмов или прочитанных статей, имеющих отдаленное отношение к вопросу, который рассматривает группа. Некоторые из узурпаторов завладевают вниманием группы с помощью огромного количества вопросов и наблюдений, что не дает возможности остальным членам группы высказываться, размышлять и взаимодействовать между собой. Другие стремятся полностью завладеть вниманием группы, привлекая его необычными, озадачивающими или пикантными подробностями. Склонные к драматизации узурпаторы овладевают  групповым процессом «кризисным» методом, они приходят на групповую встречу, имея в запасе очередную  серьезную  жизненную коллизию, которая требует безраздельного внимания, причем неотложно и надолго. Другие члены группы смущенно замолкают о того, что их проблемы на фоне драмы узурпатора выглядят сущими пустяками.

На первых порах групповой работы участники группы даже приветствуют  и поощряют узурпатора, однако, спустя несколько групповых встреч, такой настрой заменяется фрустрацией, раздражением и гневом. Некоторые участники не стремятся утихомирить болтливого и навязчивого члена группы, так как опасаются тем самым навлечь на себя обязанность заполнять групповое время. Участники группы, которые не отличаются особой уверенностью в себе, какое-то время не вступают с узурпатором в открытую конфронтацию, вместо этого они молчаливо выжидают или совершают завуалированные гневные выпады. Компульсивная говорливость узурпатора является попыткой совладать с тревогой, чувствуя возрастающее групповое напряжение, он начинает тревожиться еще сильнее, соответственно растет необходимость в компульсивной болтовне.

В результате это перманентное неразрешенное напряжение подрывает сплоченность группы, что проявляется в таких симптомах разлада в группе, как непрямые обвинения со смещением объекта агрессии, пропуски групповых встреч, уход из группы и образование коалиций. Если группа идет на открытую конфронтацию с узурпатором, она обычно совершает это в жесткой и брутальной манере, обычно в группе существует смельчак, поддерживаемый большинством участников группы, который выступает с обвинительным спичем в адрес узурпатора. После этого уязвленный узурпатор может не выдержать обиды и навсегда покинуть группу или начинает приходить на встречи и хранить полное молчание («Посмотрим, что вы будете без меня делать»). В любом случае такое развитие событий не является психотерапевтическим.

Естественно, что поведение узурпатора должно быть пресечено, и, как правило, это должен сделать ведущий группы. Несмотря на то, что во многих случаях проявлением профессиональной мудрости со стороны ведущего будет выжидание, пока группа самостоятельно не решит ту или иную проблему, однако, существует проблема, которую группа, в особенности молодая, часто не в состоянии решить, и эта проблема – участник-узурпатор. Участник-узурпатор подвергает сомнению само процедурное основание групповой работы: участников группы поощряют к разговорам, но данного участника необходимо заставить замолчать.

Наиболее эффективен подход, пишет И.Ялом при котором берется во внимание и интерес узурпатора, и интерес остальных участников группы, которые это допускают. Этот подход уменьшает опасность поиска «козла отпущения» и подчеркивает роль, которую играет группа в поведении каждого ее участника.

Ведущему стоит поинтересоваться, почему остальные участники группы допускают или даже поощряют монархию одного участника. Такой вопрос может поразить участников, воспринимавших себя до этого времени в качестве несчастных бедняжек, вынужденных сносить узурпатора. После того как будут проработаны первичные реакции несогласия, члены группы могут, и не без пользы, изучить вопрос, чем им выгоден узурпатор и зачем они используют его неуемную риторику. Чаще всего причина кроется в том, что узурпатор своей неумеренностью предъявления освобождает остальных участников группы от самопредъявления. Самораскрытие и анализ причин собственной пассивности повышают ответственность членов группы за течение группового психотерапевтического процесса. Участники могут начать признаваться в страхе, который возникает в связи с необходимостью отстаивать свои права, об угрозе стать объектом мести со стороны узурпатора, другие – боятся привлечь к себе внимание группы. Раскрытие подобного материала участниками, которые прежде были пассивны, является индикатором прогресса и большей вовлеченности в процесс психотерапии.

Также необходимо напрямую работать с участником-узурпатором. Основной принцип работы состоит в том, что цель терапевта – не заставить его умолкнуть, а чтобы заставить его говорить так, чтобы слышать больше. В этом нет никакого противоречия, если принять во внимание то, что болтливость узурпатора – его средство не обнаружить себя, а скрыть. Темы, которые узурпатор  поднимает в группе, не отражают того, что его на самом деле беспокоит. Могу утверждать, что даже ведущие групп с большим опытом могут быть обведены искусным узурпатором вокруг пальца. Не следует думать, что узурпатор – это бестолковый болтун, которого так легко вычислить. Иногда это может быть человек с высоким интеллектом и незаурядными актерскими способностями, тонкий стратег по навешиванию лапши на уши. Не обязательно, что темы, которые он станет поднимать, будут развлекательного или кверулянтского характера, это могут быть внешне очень даже правдоподобные темы с привлечением реальной биографии, однако, при всем их драматическом звучании, они не беспокоят его. Узурпатора следует не отвергать, а приглашать к более полноценному контакту. Психотерапевт может помочь узурпатору стать более наблюдательным по отношению к себе, поощряя группу предоставлять ему постоянную обратную связь. Часто ведущий группы должен помогать участнику-узурпатору повышать восприимчивость к обратной связи, некоторые случаи требуют директивности: «Александр, мне кажется, что лучше всего будет, если Вы сейчас какое-то время помолчите, в группе по отношению к Вам возникли важные чувства, о которых Вам было бы весьма полезно узнать». Необходимо также помогать членам группы не только интерпретировать поведение или высказывание Александра, но и раскрывать свои непосредственные реакции на него.

Узурпаторское поведение может скрывать различные характерологические радикалы, диагностика которых необычайно важна для определения терапевтических стратегий ведущего группы. Тем не менее,  основная задача ведущего – сосредотачиваться на поведенческих проявлениях участника и на реакциях других участников на него. Мягко, деликатно и настойчиво участника необходимо ставить перед лицом реальности: как бы сильно он не хотел быть важным или понятым остальными, он упорно ведет себя так, что вызывает раздражение и отторжение.

+3 8 067 728 80 10amaliyamakarenko[email protected]

Источник

Оставить комментарий