КиноМода: мир содержанок, офис и немного ретро — изучаем Пенелопу Крус в «Разомкнутых объятиях»

Пенелопа Крус

Сегодня, 28 апреля, празднует день рождения одна из самых известных испанских актрис Пенелопа Крус. Родившаяся в Мадриде, она не побоялась отправиться за океан бороться за место под голливудским солнцем с актрисами, для которых английский был родным языком. И в итоге покорила эту фабрику грез: сегодня Пенелопа одна из самых востребованных актрис и обладательница звезды на «Аллее славы».

При этом кинематограф родной страны Крус тоже не обделяет вниманием: актриса является музой Педро Альмодовара, и новые фильмы творческого союза с нетерпением ожидают киноманы по всему миру. Впрочем, и любителям моды не стоит пропускать ни одной ленты испанского режиссера — образы Альмодовара запоминаются во многом и благодаря эффектным нарядам. Сегодня SPLETNIK.RU предлагает вспомнить одну из совместных работ актрисы и режиссера — ленту «Разомкнутые объятия» (Broken Embraces), где манера одеваться становится частью драматургии.

Фильм вышел на экраны в 2009 году и стал четвертой совместной работой Пенелопы Крус и Педро Альмодовара. Слаженный дуэт был у исполнительницы главной роли и с художницей по костюмам Соней Гранде, ведь «Разомкнутые объятия» — шестой по счету фильм, на съемочной площадке которого встречались обе женщины.

Так, незадолго до съемок у испанского режиссера Крус и Гранде закончили работу у Вуди Аллена над картиной «Вики Кристина Барселона» (Vicky Cristina Barcelona).

Был у Гранде и опыт работы с самим Альмодоваром — в 2002 году она отвечала за костюмы героев фильма «Поговори с ней» (Hable con ella).

Тот опыт был настолько полезен как на личном, так и на художественном уровне, что я бы приняла любое его предложение,

— делилась Гранде в одном из интервью.

Но особенно в фильме, конечно, заметен опыт совместной работы именно Гранде и Крус: за годы знакомства Соня явно успела изучить актрису и прекрасно знает, как сделать так, чтобы в кадре «заиграла» и одежда, а образ героини раскрывался еще точнее через ее стиль.

Пенелопа — актриса, с которой я работала чаще всего. Ее разносторонняя натура, ее таинственный взгляд и ее талант вызывают во мне огромное любопытство. Это облегчает мою работу с ней и всегда помогает в построении образов ее персонажей. Истинная красота Пенелопы заключается в том, чего нельзя увидеть,

— рассказывает Гранде.

Сюжет картины «Разомкнутые объятия» стоится вокруг воспоминаний слепого сценариста, а в прошлом режиссера Матео Бланко (он же Гарри Кейн) о молодости и страстном романе с Магдаленой, содержанкой влиятельного богача и по совместительству актрисой. Интрижка приводит к трагическим последствиям, а разрозненные флэшбеки и события в настоящем выстраиваются в итоге в единую цепь.

Роль Магдалены (в фильме ее также называют Лена) как раз и исполнила Пенелопа Крус. С ее героиней мы знакомимся в воспоминаниях о прошлом, которые переносят нас в период конца 80-х и начала 90-х годов прошлого века.

К воссозданию эпохи Гранде подошла очень ответственно, собрав для гардероба главной героини аутентичные вещи из коллекций того периода.

Мы хотели найти подлинные вещи перед тем, как заниматься воспроизведением и копированием. Мы искали везде — от дорогих бутиков с винтажем до контейнером с выброшенными вещами.

Мы ходили по знакомым и незнакомым, как заведенные. Огромный вклад внес сам режиссер, у которого есть потрясающая личная коллекция мужской одежды того десятилетия,

— рассказывала Соня.

И если Луис Омар и Хосе Луис Гомес (исполнители главных мужских ролей) приоделись при непосредственной помощи Альмодовара, то на поиск нарядов для Пенелопы пришлось потратить немало сил.

Интересно, что в итоге одежда не только позволяет зрителю точно сориентироваться во времени, но и в драматургии фильма, так как весьма точно иллюстрирует определенные периоды жизни главной героини.

На экране мы словно видим трех разных женщин: изможденную Лену, еле сводящую концы с концами в прошлом, холеную Лена, в роскошных нарядах, купленных на деньги спонсора, и естественную Лена, влюбленную и сбросившую с себя статус трофейной подруги и весь фальшивый лоск.

Так, в начале фильма мы видим Пенелопу в неприметном сером костюме от Azzedine Alaia из коллекции конца 80-х годов. Соня Гранде посчитала этот наряд идеальным инструментом, чтобы рассказать о прошлом героини, когда она была секретаршей и подрабатывала в службе секса по телефону.

Дальше в дело вступает роскошь бутиков: к 90-м, когда и разворачивается часть действия картины, бренд Chanel как раз уже выбрался из забытья 80-х, а Карл Лагерфельд уже стряхнул пыль консерватизма с лекал в ателье, превратив марку в одну из самых вожделенных и статусных.

Поэтому, пришедшая к финансовому успеху (но не душевному равновесию) Лена, конечно, может носить только Chanel. Золотые цепи, обвивающие упрятанное в вечное черное платье тело, на фоне каминов, картин размером в стену, ваз и знаменитого стула с высокой спинкой Рене Макинтоша, ставят и саму Лену в ряд красивых вещей, которыми наполнен роскошный дом «папика».

Парижский музей Chanel предоставил для съемок несколько изысканных сокровищ из своей коллекции — то самое черное вечернее платье с золотыми цепями, а также несколько костюмов.

Ну а в финальной части (по крайней мере, в личной истории героини) Лена предстает в еще одном новом образе, который снова отражает и перемены в ее жизни, и эмоциональное состояние. Решившись покинуть своего богатого покровителя, она полностью отдается чувствам к Матео. Вместе с купленными люксовыми вещами, она сбрасывает с себя и образ слегка надменной и всегда безупречной дивы.

Броский макияж, укладки волосок к волоску и завивка ресниц остаются в прошлом: обнимая любимого на скале у моря, Лена скорее похожа не на актрису, а на жительницу какой-то рыбацкой деревушки. Волосы укладывает не парикмахер, а ветер, а вместо вечерних нарядов появляются романтичные платья с принтом.

Эту картину Альмодовара многие сравнивали с культовой лентой Федерико Феллини «8 1/2», ведь по структуре это тоже «фильм в фильме». Кроме того, испанский режиссер включил и несколько «пасхалок», оставив синефилам скрытые послания и объяснения в любви кинематографу как искусству.

Так, сцена из вымышленного фильма, над которым работают герои, практически буквально цитирует эпизоды из более раннего (но не менее знаменитого) фильма «Женщины на грани нервного срыва» (Mujeres al borde de un ataque de nervios).

Эпизоды, посвященные этому «фильму в фильме» тоже можно безошибочно узнать: и тут дело не только в моде, но и в интерьерах. Светлые яркие помещения, где преобладают теплые желтые и  персиковые оттенки — «киношная» среда Лены, — контрастируют с довольно мрачными интерьерами ее реального жилища с тяжелыми портьерами на окнах и антикварной мебелью.

Убежищем — в том числе и визуальным — становится маленький домик, куда влюбленные Лена и Матео сбегают перед драматической развязкой. Он чем-то напоминает этот выдуманный мир декораций на съемочной площадке: тут множество мелких деталей, словно заботливо расставленных реквизиторами, и добавленных ради красоты кадра. Но уже скоро становится ясно, что стремление к этой жизни «как в кино» ведет не к хэппи-энду, а в пропасть, а грезы в «декоративном» домике хороши только на пленке.

Ну а в образе, который на экране воплощает Лена, сложно не заметить черты Одри Хепберн: начиная от прически героини и заканчивая брюками-дудочками и балетками — предметами гардероба, которые Хепберн сделала популярными.

Примеряет актриса на себя еще один узнаваемый look: парик в стиле Мэрилин Монро, женщины, которая, как и главная героиня Альмодовара, сводила мужчин с ума и оказывалась в вихре страстей, который всегда закручивается в любовных треугольниках и прочих геометрических фигурах.

Мы использовали моду так, как я считаю, ее и следует использовать в кино — как инструмент для рассказа истории. Ведь на экране гардероб —  это не просто уличная одежда, а повествовательная среда,

— говорила Соня Гранде.

А вам нравится фильм «Разомкнутые объятия»?

Написать ответ

Выш Mail не будет опубликован


*